Прогнило что-то в шведском королевстве?

The following article is a translation of “The European arrest order against Julian Assange” by Dr. of Law Brita Sundberg-Weitman.

The original article is here –

http://www.dsm.nu/JA_arrest_UK-1.pdf

Доктор юридических наук Брита Сундберг-Вейтман, в прошлом судья Апелляционного суда Свеа, пользуется весомым авторитетом в мире юриспруденции благодаря тщательному анализу юридической системы Швеции. Доктор Сундберг-Вейтман полагает, что эта система находится в упадке. Уже не одно десятилетие её призывом остаётся: «Требуйте восстановления правового государства!»

В своей на днях опубликованной статье доктор Сундберг-Вейтман, обращающаяся часто также к теме прав человека, подвергает резкой критике действия полиции и органов юстиции Швеции в деле Джулиана Ассанжа.

Существует много странностей в том, каким образом власти Швеции повели себя в деле Джулиана Ассанжа, подозреваемого в изнасиловании. Здесь, несомненно, присутствуют элементы политики феминизма, а также, возможно, и внешней политики.

Европейский ордер на арест Джулиана Ассанжа

Предыстория

Во второй половине дня 20-го августа 2010-го года Мария Хэльебо Кьеллстранд, на тот момент работник прокуратуры при исполнении обязанностей в Стокгольме, приняла решение заочно арестовать Джулиана Ассанжа по подозрению в изнасиловании. Это решение было принято на основании рапорта, переданного по телефону офицером полиции. Оно было принято до окончания допросов полицией двух имеющих отношение к делу женщин. Кто-то тайно передал информацию о решении в шведскую жёлтую газету «Expressen», и о нём стало известно на весь мир. Однако данное решение было отклонено в течение 24-х часов главным прокурором Евой Финне. Она констатировала, что Ассанж более не является подозреваемым в изнасиловании.

Клэс Боргстрём, юрист, известная активистка феминизма, подала апелляцию от имени двух женщин. Апелляция была рассмотрена Марианной Ню, главой «центра развития» уголовного преследования, специализирующегося, помимо прочего, на преступлениях на сексуальной почве. Она решила отклонить решение Финне и возобновила дело о подозрении в изнасиловании. Как и Боргстрём, Ню является феминисткой. Известны её слова о том, что, если женщина полагает, что она стала жертвой посягательства на свою половую неприкосновенность со стороны мужчины, последнего нужно задержать, поскольку пока этого не произошло, женщина не в состоянии подумать в состоянии спокойствия о своей жизни и осознать, как с ней поступили. По мнению Ню, задержание служит хорошей защитой женщине, «даже в тех случаях, когда правонарушитель предстаёт перед судом, но виновным не признаётся». Однако в течение тех нескольких недель, что Ассанж находился в Швеции, Ню не только не арестовала его, но даже не опросила его по делу расследуемых заявлений.

После того как Ассанж покинул Швецию (его ходатайство о разрешении на жительство было отклонено), Ню решила арестовать его заочно и обратилась в Окружной суд Стокгольма для получения санкции на своё решение. Окружной суд удовлетворил её ходатайство, и после апелляции его решение было санкционировано Апелляционным Судом Свеа. Однако еще до того, как Апелляционный суд имел возможность рассмотреть апелляцию, Ню выдала европейский ордер на арест Ассанжа. Апелляционный суд возглавлял его председатель, который до недавнего времени исполнял обязанности государственного генерального прокурора. Остаётся неясным, почему Ню не воспользовалась возможностью опросить Ассанжа во время его пребывания в Швеции, а также почему она не приняла предложения Ассанжа провести его допрос в Англии, что отвечает правилам Юридической взаимопомощи, действующим как в Швеции, так и Британии. Для этой цели существуют различные средства, перечисленные в Руководстве по Международной юридической помощи, опубликованном государственным генеральным прокурором Швеции. Сначала Ню сказала, что допрос Ассанжа в Англии противоречит законам Швеции, что, очевидно, не отвечает истине. В своих более поздних интервью Ню отвечала, что в случае, если после допроса Ассанжа окажется, что он должен быть немедленно арестован, это будет невозможно сделать, если он будет находиться за пределами Швеции. Возможно, здесь мы имеем дело с её мнением относительно правильности ареста «правонарушителя» (!), даже если впоследствии он будет оправдан в суде.

Опасения Ассанжа касательно экстрадиции из Швеции в США

Ассанж выступил против выдачи его Швеции. Он говорит, что опасается того, что Швеция в свою очередь экстрадирует его в США, где его, вероятно, посадят в тюрьму или даже убьют вследствие вызванного у США гнева деятельностью WikiLeaks. Вопрос о нарушении Ассанжем через WikiLeaks закона о борьбе со шпионской деятельностью США в настоящее время расследуется в США, и известные деятели в этой стране выразили свою точку зрения о том, что Ассанж должен рассматриваться как террорист и приговорён к смерти.

Против этого аргумента выдвигался тезис о том, что на законных основаниях экстрадировать Ассанжа из Великобритании для США будет проще, чем из Швеции. Однако этот аргумент не учитывает психологического аспекта. Ассанж имеет намного более сильную поддержку в Великобритании, чем в Швеции. Поэтому экстрадиция Ассанжа из Великобритании не является политически невозможной, тогда как экстрадиция его из Швеции, вероятно, не вызвала бы широкого протеста среди шведов. Шведские средства массовой информации освещают дело Ассанжа с известной долей предубеждённости не в пользу Ассанжа, выражая полное доверие действиям шведской судебной системы в данном деле.

На мой взгляд, существует два факта, оправдывающих опасения Ассанжа по поводу возможной экстрадиции его в США из Швеции. Во-первых, в США есть лица, крайне заинтересованные в том, чтобы доставить Ассанжа на американскую землю из-за его деятельности в WikiLeaks. Во-вторых, отчёты из посольства США в Стокгольме, опубликованные на сайте WikiLeaks показали, что шведское правительство вышло за пределы своих полномочий, желая оказать США содействие по вызывающим полемику вопросам. Так почему США не могут оказать своего влияния для оказания давления на Швецию с целью экстрадировать Ассанжа в США?

Политические соображения в соответствии с законодательными положениями Швеции

Итак, можно ли согласно законам Швеции признать незаконным факт влияния политических соображений на то, как власти Швеции показали себя в деле Ассанжа, а именно в отношении подозреваемых преступлений на сексуальной почве?

Возможно, не надо обвинять Марианн Ню за её желание настоять на определении изнасилования в случаях сексуальных действий, совершённых с согласия обеих сторон. В конце концов, она руководит «центром развития», специализирующимся на преступлениях на сексуальной почве.

Для абсолютной уверенности необходимо убедиться в том, что она действовала в полном соответствии с европейским законодательством, установленным Европейским судом. Выдача европейского ордера на арест Ассанжа противоречит европейскому принципу пропорциональности: при нарушении свободы лица государственная власть должна ограничиться тем, что представляется необходимым для осуществления её целей. В рассматриваемом деле Ню ясно констатировала, что целью выдачи ею европейского ордера на арест является опрос Ассанжа, поскольку, только выслушав его показания, она сможет решить, привлекать его к ответственности или нет. Очевидно, Ню могла бы допросить Ассанжа и в Англии.

Однако шведская версия принципа пропорциональности более размыта, чем было установлено Европейским судом. Таким образом, нормативно-правовой акт, регулирующий выдачу европейского ордера на арест прописывает (под заголовком «Proportionalitet»), что ордер может быть выдан только в тех случаях, когда, принимая во внимание причинённый имеющему отношению к делу лицу вред, ожидаемые задержку и расходы, ордер на арест должен быть оправдан характером и тяжестью преступления «и другими обстоятельствами». Последняя формулировка, очевидно, указывает на отсутствие критериев, которые определяли бы законность используемых соображений в соответствии со шведским принципом пропорциональности, закреплённым в нормативно-правовом акте.

Окажется ли, таким образом, законным, согласно законодательству Швеции, оказание влияния соображений внешней политики на решение прокурора о выдаче европейского ордера на арест? Я полагаю, что да, абсолютно законным. Фактически, конституция Швеции, правительственный документ, прописывает, что в случае, когда на рассмотрение государственного органа попадает важный вопрос, затрагивающий взаимоотношения Швеции с другим государством, государственный орган обязан проинформировать об этом министерство иностранных дел (Глава 10 § 8). Официальное пояснение к данному положению констатирует, что министр должен иметь возможность объяснить государственному органу, какие аспекты внешней политики могут быть затронуты в данном случае. Как вывод для этого положения Руководство по европейскому ордеру на арест, опубликованное государственным генеральным прокурором, прописывает, что в случае сомнения следует обратиться за консультацией в Генеральную прокуратуру.

Согласно этим положениям, Ню должна была проконсультироваться с государственным генеральным прокурором, прежде чем выдать европейский ордер на арест Ассанжа, а государственный генеральный прокурор, в свою очередь, должен был представить дело министру иностранных дел. Поэтому выглядит странным тот факт, что интервью Андерса Перклева, государственного генерального прокурора, данное газете «Expressen», оставляет впечатление, что Марианн Ню действовала в деле Ассанжа абсолютно независимо: «Каждый обвинитель осуществляет независимую оценку дела. Такое решение принимает не государственное обвинение, а отдельный обвинитель, который принимает решение от своего имени».

Другим достаточно странным моментом стало уведомление, сделанное Ню, когда Суд Вестминстерского магистрата в Лондоне освободил Ассанжа на поруки с весьма строгими ограничениями. Швеции было дано два часа на принятие решения об апелляции. По прошествии почти двух часов СМИ сообщили, что Швеция не стала подавать апелляции. Но затем, в самый последний момент произошёл драматический поворот, и было заявлено, что Швеция, на самом, решила подать апелляцию. На следующий день Ню сообщила на домашней странице Прокуратуры, что решение об апелляции принял «британский обвинитель». Аналогично, государственный генеральный прокурор Нильс Рекке подтвердил телеканалу, что решение было «полностью внутрибританским». Позднее, однако, Ню заявила, что она была «довольна» решением. Как можно догадаться, британский обвинитель подал протест в отношении косвенного обвинения в самоуправстве.

Для чего все эти полуправды, возлагающие всю ответственность за юридические процедуры в Швеции на Ню, а апелляцию Швеции в Британии на британцев? Я не знаю ответа на этот вопрос, но, очевидно, что в этом деле есть что скрывать.

Be Sociable, Share!